Мазаччо.
Чудо со статиром
(ок. 1425).

Флоренция. Церковь Санта Мария дель Кармине

Между 1425 и 1428 гг. Мазаччо (в содружестве с Мазолино) исполняет росписи в капелле Бранкаччи в церкви Санта-Мария дель Кармине во Флоренции, ставшие главным трудом недолгой жизни живописца. Самая известная композиция росписи — «Чудо со статиром». Ее сюжет заимствован из Нового Завета.
  галерея библиотека каталог    

 



ЧУДО СО СТАТИРОМ

Новое понимание перспективных задач мы находим и в росписи капеллы Бранкаччи в церкви Санта Мария дель Кармине /1427 г./, в которой Мазаччо приступил в конце своей недолгой жизни. Во фреске "Чудо со статиром" Мазаччо объединяет в большой монументальной композиции три разновременнных события. В центре Христос, стоящий в окружении своих учеников перед городским привратником, который не дает войти в город, пока не будет уплачен статир. По Евангельской легенде Христос направляет Петра выловить из реки рыбу и извлечь из нее монету /Эпизод слева/. И далее Петр уплачивает за вход привратнику./Эпизод справа/.

Прием соединения разновременных событий в одном произведении идет далеко вглубь столетий, особенно часто его применяли в искусстве дученто и треченто. Если судить с позиций художественных принципов кватроченто, то этот прием уже был анахронизмом, но Мазаччо так строит картинное пространство, что действие кажется неразорванным по времени, а единым в зрительном плане событием. Художественная целостность фрески была обеспечена как умелым композиционным построением, так и новым пространственным строем картины. Почва, горы, небо перестали у Мазаччо быть символическими обозначениями – это изображение реального неба. Впервые за горными массивами не ощущается бездонная пропасть, куда проваливалась абстрактная небесная синь. Горы перестали быть ступенчатой твердой массой, теперь это отображенная природная действительность, знакомая нам в зрительных ощущениях. Пейзаж разделен на отдельные зоны, но они более слиты. Во всем ощущается конструктивная основа - идея схода всех пространственных линий в одной точке.
Целостность подобного пространства однако создавало некоторое противоречие - его неоднородность. М.Дворжак видел во фресках Мазаччо поразительное несоответствие "между глубиной изображаемого предмета пространства и разделением на нем фигур, не выходящих за пределы некоей замкнутой в себе пространственной зоны и сопоставленных на переднем плане изображением." Эту неоднородность рождала новая концепция пространственного построения. Пространство фрески все более как бы спрессовывается в глубине, и это сгущение тем сильнее, чем "дальше" изображаемая зона от зрителя. Пространственное противоречие в произведениях мастера предыдущего века переместилось на иной уровень. Линейная перспектива отнюдь не решала все визуальные проблемы, но давала единый, универсальный модуль построения.

Перспективные сокращения линий во фреске подчеркиваются строением городских стен. Точка схода линий городской стены находится на уровне головы человека - такое расположение центральной точки предполагает зрителя, стоящего во весь рост. Но в капелле Бранкаччи фреска "Чудо со статиром" помещена в верхнем поясе, и поэтому можно сказать, что перспектива еще строится с учетом абстрактного зрителя: реальная позиция зрителя гораздо ниже.

В этой фреске Мазаччо не показывает линию горизонта, она скрыта за массивами гор, но линия горизонта все же ощущается - ее предусматривало четкое пространственное построение. Как ни просто, казалось бы, провести линию, ограничивающую небо от земли, должна была совершиться мировоззренческая перестройка, чтобы смогло произойти это неброское, но многозначительное событие в искусстве. В искусстве небо и земля стали зрительной реальностью. С появлением горизонта в картине новая концепция перспективы получила последнее необходимое условие, так как горизонт становился конструктивной осью, на которой закреплялась центральная точка схода всех ортогональных линий.


 

Доска объявлений Баш на Баш | керамическая плитка в киеве: адреса
портал "Акланд" объединяет арт-проекты