Андреа дель Кастаньо.
Тайная вечеря. Фреска, музей Кастаньо. Флоренция.. 1445-1457 гг.
Флорентийский период творчества Кастаньо отмечен значительными художественными открытиями. В росписях стены трапезной монастыря Сант Аполлония Кастаньо, развивая идею, воплощенную в XIV в. Т. Гадди, соединил в единую грандиозную композицию сцены Страстей Христа и Тайную вечерю, акцентировав последнюю и своими масштабами, и уплотненностью композиции, и достигнутой при помощи перспективы иллюзией ее выдвижения за пределы плоскости стены.
  галерея библиотека каталог    

 



Живописи Андреа дель Кастаньо свойственна некоторая суровость и сдержанность. В его фреске "Тайная вечеря" евангельская драма передана достаточно сдержанно. Здесь нет бурной и яростной реакции учеников на слова Христа о тон, что один из них предаст его. Апостолы погружены в раздумья. Один Иоанн припал к руке учителя. Коварный облик Иуды, которого художник отделил от остальных, посадив его перед столом, противостоит образу Христа. Здесь три главных персонажа: Христос, Иоанн, Иуда. Это сюжетный центр, но энергетической точкой является не благословляющая рука Спасителя, не хищный жест предателя, не горестно склоненная голова Иоанна, а его рука, положенная на руку Христа. Этот жест - просьба о прощении. Иоанн словно предчувствует, что они все, ученики, отрекутся от учителя, покинув его, когда стражники с Иудой придут за Христом. Точка схода ортогональных линий находится немного ниже рук, но зрительно кажется, что перспектива направляет взгляд именно на руки Христа и Иоанна. Цвет и ритм узоров создают атмосферу скрытого напряжения. Пространство ограничено стенами помещения. Дж.К.Арган пишет, что Андреа в этой фреске "использовал перспективу не для увеличения, а для уменьшения иллюзорного эффекта глубины." Возникает ощущение, что стены выталкивают картинное пространство интерьера в реальное пространство зрителя, а перспектива усиливает этот странный эффект.

* * *

Он нашел новую, сугубо ренессансную интерпретацию этой сцены. Традиционной трактовке Тайной вечери в ее мистическом значении как темы Евхаристии (причастия) Кастаньо противопоставил драматическое и человеческое начало, выделив тему предательства Иуды, изображенного отдельно от Христа и апостолов, по другую сторону стола, передав эмоциональную реакцию последних на слова Христа.


Об этой фреско горячо писал П. Муратов в «Образах Италии»: «Для Кастаньо сами апостолы Господа не были такими бесстрастными героями, как те существа, с которыми соединялись в его мыслях гордость и слава Флоренции. В его «Тайной Вечере» изображены человеческие характеры, и в этом как раз заключаются ее противоречия с законами монументального стиля. Но что за грозное и тревожное представление о человечестве выражено здесь! Глубокое недоверие друг к дугу читается в глазах апостолов, и резкие черты их лиц говорят о неутихших страстях. Предательство Иуды не врывается здесь, как голос мирского зла, в святую и печальную гармонию последнего вечера. Оно родилось среди глубокой пестроты этой комнаты и этих одежд так же естественно, как тяжелый сон Иоанна и разрушительное сомнение Фомы. Таким изобразителем высшео напряжения человеческой страсти, той энергии, в блеске которой уже неразличимы добро и зло, Кастаньо остается в немногих вещах, сохранившихся кое-где вне стен трапезной Санта Аполлония». (П. Муранов. С. 115).

????? ?????????? ??? ?? ??? | ???? ?? ???? ?? ???, img
портал "Акланд" объединяет арт-проекты